Апр. 03.

Разнообразные таланты Алексея Франдетти

Портал «Звезды мюзикла» побеседовал с актером театра и кино, сценаристом и режиссером Алексеем Франдетти о творчестве, выборе профессий, любимых проектах и ролях и перспективах на ближайшее будущее. Ведь Алексею есть что рассказать, потому что за его плечами такие известные проекты как «Зорро», «Золушка», «Ромео и Джульетта», «Питер Пен», «Джекилл и Хайд» и многие другие.

Алексей, когда Вы начали заниматься режиссурой и написанием песен?

Основательно — примерно с института. Мюзикл «Джекил и Хайд» был первой моей работой. Безусловно, та версия, которая идет в Театре Музыкальной Комедии сейчас, кардинально отличается от черновой. Режиссурой я начал заниматься, являясь студентом ВГИКа. Тогда же был сделан первый класс-концерт.

Вы мечтали об актерской или режиссерской карьере?

Я изначально понимал, что буду актером. А режиссура возникла как следствие. Это было вопросом времени.

Почему в последнее время Вы углубились больше в режиссуру и драматургию, нежели в актерскую стезю?

Во-первых, здоровье. На данный момент я не могу в полной мере отдаваться профессии, так как порвал миниск во время спектакля «Фанфан-Тюльпан». Во-вторых, хочется чего-то нового, интересных предложений и материала. Если бы «Stage Intertainment» поставила рок-оперу «Иисус Христос, суперзвезда», я бы пошел на кастинг, и при положительном результате отложил бы на ближайшее время всю режиссерскую работу. Но на двух стульях не усидишь, поэтому пока я полностью погружен в режиссерскую деятельность!

 А есть ли у Вас любимая роль?

Каждая роль – любимая, ведь ты вкладываешь в нее свою душу. Из всех самые близкие сердцу – роль «Макса» в постановке «Одолжите тенора» (причин много: и любимый режиссер Евгений Писарев, и любимый театр) и роль «Рамона» в мюзикле «Zorro». Она очень многое мне дала. Я очень хотел сыграть отрицательного персонажа, и режиссер пошел на риск, во многих случаях меняя рисунок и характеристику героя. Единственный недостаток – отсутствие песни. Но, в моем случае, возможность попробовать себя в другом амплуа – ценнее.

В какой мюзикл Вам бы хотелось попасть и в качестве кого?

Касаемо мюзикла — это «Rent». С удовольствием сыграл бы «Энджела». Я бы хотел выступить в двух ипостасях: как актер и как режиссер: последняя версия, которую я видел на Бродвее, оставила много вопросов.

 Над какими проектами тяжелее работать. Такими как: «Алладин», «Джекил и Хайд», рассчитанными на большую зрительскую аудиторию, или камерными мюзиклами ( Рождество о Генри), где все детали видны как на ладони?

В каждом формате, будь то большой спектакль или малый, есть свои положительные и отрицательные стороны. Но всё-таки формат малого мюзикла сложнее. Во-первых, для нашей страны он неизведаннее: ты ограничен в пространстве, но обязан удивлять — жанр такой — через артистов, фокусы, которые не так просто придумать на маленькой площадке. Этим они и интереснее. В большом спектакле ты можешь прикрыть какие-то минусы дорогими декорациями, костюмами и спецэффектами. А в малом — всё на расстоянии вытянутой руки.

Как возникла идея создания камерного мюзикла «Рождество о Генри»?

Мысль пришла от желания показать иную грань жанра, сделать что-то новое. Мне хочется и дальше развивать данное течение.

Вы уже упомянули о мюзикле «Zorro» и вашей роли «Рамона». Легко ли она Вам далась? Как Вы попали в «Stage Intertainment»?

Как я уже сказал, моё желание сыграть «плохого» было огромным, поэтому роль легла как с листа. Да и партнеры были прекрасные. «Zorro» подарил мне главное достижение в моей жизни – людей и компанию. Работа в «Stage Intertainment» мобилизует и показывает, как в реальности должно всё происходить. Конечно, возникают иногда какие-то проблемы, но их в разы меньше, чем в других компаниях. Во-первых, SE уже много лет этим занимается; а во-вторых, это европейская компания – они знают «как», у них наработана система.

Вы сознательно переквалифицировались из актера в режиссера-постановщика в SE?

Сознательности не было никакой. Дима Богачев предложил сделать «Алладина», и я согласился. Когда ты на волне, тебя (конечно, если ты будешь грести) пришвартовывает к правильному берегу.

Планируете ли Вы дальше играть на театральной сцене?

По большому счету, я и не переставал работать как артист. Единственная проблема – нет интересных предложений. Но как только – так сразу!

В каких проектах Вы сейчас работаете? Как Вам удается всё совмещать?

В театре Пушкина сейчас идет спектакль «Рождество о Генри». Скоро будет премьера «Питер Пен», который приедет буквально на несколько дней в Москву. 1 апреля будет премьера оперы «Viva la mamma» Г. Донницетти в Красноярском Театре Оперы и Балета. На вторую половину апреля тоже много всего интересного, да и график до следующего нового года будет достаточно плотным. А касаемо совмещения… Это не всегда просто, особенного когда совпадают несколько проектов в один временной период. Всё-таки сон и отдых необходим организму. Но все возможно, если ты владеешь навыком тайм-менеджмента. К тому же у меня очень хороший агент.

Касаемо Вашего любимого мюзикла: Вы перевели всю пьесу и песни мюзикла «Джекил и хайд». Каково ощущать себя драматургом такого масштаба?

Да никак, в принципе. Эта работа очень важна для меня, я чувствую материал. Безусловно, возникали некоторые сложности, потому что русский перевод иногда получается длиннее, чем английские тексты. У «ДиХ» было порядка 3-4 версий перевода каждой песни. Это было непросто, но я рад, что прошел через это.

С каким проектом у Вас возникало больше всего сложностей?

Самый сложный, но в то же время самый любимый – это «Пробуждение весны». Я долго шел к этому проекту: спектакль тяжело пробивался к Российскому зрителю; наверное, до конца он так и не пробился. Проблемным он был по нескольким причинам: закрытое сознание нашего общества, звук (это какое-то проклятие русского театра) – и ничего с этим не поделаешь. Но именно благодаря этому проекту я начал заниматься режиссурой, благодаря этому проекту я поработал с очень дорогим мне человеком, который является для меня во многом учителем, поверившим в мои силы – Кириллом Серебрянниковым.

Не хотите поставить что-то из русского фольклора? Например, «Морозко» или «Три Богатыря»?

Да, есть такие мысли. Я сейчас работаю над этим направлением. Наверное, через несколько сезонов появится что-то из русского фольклора. Будет зависеть от обстоятельств!

Вы работали со студентами ВГИКа, поставили успешный концерт. Планируете продолжать работу в этом направлении?

Скорее нет, чем да. Во-первых, территориально это довольно далеко от центра, а времени у меня физически не хватает. С одной стороны, я очень горжусь ребятами, которые учились и у меня тоже (Маша Иващенко, Оля Беляева, Саша Емельянов). Но с другой – очень много эмоциональных затрат уходило на это, и сейчас я к этому не готов.

P/S:  Поздравляем Алексея с премьерой оперы «Viva la mamma!»  в Красноярском театре опере и балета. Желаем удачи и новых творческих побед!

Интервью подготовила: Наталья Трубкина

 

Автор Admin | Posted in Интервью | Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Tagged: , ,



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *