koretskaya
Июн. 05.

Наталья Корецкая: «Меня по жизни кто-то ведёт…»

Она никогда не мечтала об актёрской профессии, но сегодня мы знаем её благодаря ярким ролям в мюзиклах и спектаклях. Неунывающая, излучающая жизненную энергию, актриса Театра у Никитских ворот Наталья Корецкая не перестаёт радовать нас разнообразными, запоминающимися образами. Она меняет роли, как костюмы. Казалось бы, уже столько прекрасных образов создано ею, но Наталья не останавливается на достигнутом и мечтает о шекспировской Беатриче. Ведь она верит, что рождена «под звездой», и всё в её жизни послано свыше.

— Наталья, не секрет, что свою музыкальную карьеру вы начали с учёбы по классу классического фортепиано. А с чем связан выбор актёрской профессии?

Я никогда не думала, что стану актрисой. Ни разу, ни на секунду не возникало желания связать свою жизнь с кино или театром. В школе, в 8-м классе, мы писали сочинение на тему: «Кем вы хотите стать». Все одноклассники писали, что хотят стать летчиками, врачами, учителями, а я сидела и пыталась понять, чего же хочу. И вдруг меня осенило: напишу про актёрскую профессию. Ведь у актёров есть уникальная возможность окунуться в любую из профессий! И написала… на свою голову. На следующем уроке состоялась казнь, меня публично «высекли». Учительница поведала всему классу: Наташа хочет быть артисткой! Разве это профессия?! Артистка — почти проститутка! У меня появился стойкий иммунитет к актерской профессии. Поскольку я давно и успешно занималась музыкой, то поступила в музыкальное училище. Потом была консерватория. Первое время, когда стала работать в шоу, позже – в театре, мама очень удивлялась, как мне это удается. Ведь я специально нигде не училась этому. Забыла она, как маленькой девчушкой, я дома или во дворе устраивала чтение стихов, пела песни, разыгрывала постановку «Золушка»… А теперь, когда я слышу, что про кого-то говорят: «Да кто он такой? У него нет актёрского образования!», — аргументирую так: «У Станиславского тоже не было ни актёрского, ни режиссёрского образования. Просто большое желание и талант!».

— А кто были ваши учителя по жизни?

Первое время моим личным учителем вокала был магнитофон. Если есть уши и мозги, то для начала этого вполне хватит. Слушая кассеты с записями Уитни Хьюстон, Эллы Фицджеральд, Дженис Джоплин, Ареты Франклин и многих других, я старалась перенимать их манеру исполнения. Уже позже, когда брала уроки вокала, мне объяснили, как правильно дышать, где и как формируется звук. А с чистотой, с попаданием в ноты проблем не было. Мой вокальный педагог сказал, что это врожденное.

— Кто повлиял на ваше актёрское становление?

Однажды мне подарили билет на сольный концерт Лайзы Минелли. Сидя в большом зале, при потушенном свете, мне казалось, будто мы здесь только вдвоём: она — на сцене, я — в седьмом ряду. Было впечатление, что я нахожусь под гипнозом. С тех пор она мой эталон. Бешеная энергия, потрясающий голос, бесподобная музыкальность и актёрское мастерство! Ещё Джуди Гарленд, Фред Астер и много других чудесных актёров и звёзд мюзиклов.

— Вы довольно давно играете в Театре у Никитских ворот. Как вы в нём оказались?

Я абсолютно уверена, в том, то меня по жизни кто-то ведёт! Вышло так, что мы случайно, а может быть, и не случайно, встретились в Доме актера с директором театра Татьяной Иосифовной Ревзиной. Нас познакомили, и она предложила прийти на спектакль. Уже в театре ко мне подошел Марк Григорьевич (Марк Григорьевич Розовский – художественный руководитель театра у Никитских ворот – прим.ред.) и спросил: «Это Вы пели в передаче «Что? Где? Когда?»? Немедленно приходите ко мне на прослушивание!». Я пришла и принесла видеокассету с работами, которую он просмотрел и взял меня в штат. Моим первым спектаклем в театре стал «Кабаре, или Боб Фосс живёт в Москве». И…главная женская роль. Представляете?

— Театр у Никитских ворот не совсем обычный, он музыкальный. Существует ли у него свой особенный дух?

Обязательно! Как Марк Григорьевич любит говорить — студийный. У нас живой театр — это правда. Что ни говори, но у любого театра есть душа, и каждый по-своему уникален. В разных театрах могут идти одинаковые спектакли, но нести они будут совершенно разную энергетику.

— В Театре у Никитских ворот Вы играете ведущие роли. Какая из них наиболее близка вам?

Каждая роль выстрадана и по-своему любима. В каких-то спектаклях можно хулиганить, например, в «Сказании про царя Макса Емельяна» позволительно практически всё, а есть роли, которые нужно играть четко по тексту. Тем не менее в нашем театре приветствуется практика актерского этюда. И очень часто, почти всегда, мэтр закрепляет находки актера. Например, я отстаивала позицию своей героини Мирандолины перед режиссером. На мой взгляд, основная идея, заложенная в образе Мирандолины, да и всего спектакля по пьесе Гальдони в целом, — это трагедия одинокой женщины. Она не получила того, чего хотела, чего добивалась всеми известными ей способами. Вот я и сыграла эту роль так, как я ее чувствую. После спектакля Марк Григорьевич похвалил и сказал, что роль получилась.


— Какие роли вам наиболее интересны?

Я верю, что человек рождается под звездой. Я родилась под знаком Близнецов, а женщина-близнец — это не одна, не две и даже не три, а пять — шесть разных женщин. Любая роль не проще или сложнее, не дальше или роднее, а просто другая.

— Имеет ли значение, кто ваш партнер на сцене?

Мне пришлось играть любовь с человеком, которого я с трудом переносила в жизни. Но, выходя на сцену, я в него влюблялась, была к нему и нежна, и добра. В пространстве сцены я становлюсь другим человеком. Роль как костюм: стоит лишь надеть, и ты уже другой. Поэтому для меня не имеет значения с кем играть.

— Легко вы переключаетесь с одного спектакля на другой?

Раньше специально сидела над текстом пьесы, проверяла музыку, не могла ничем другим заниматься. После сыгранного спектакля до вечера следующего дня я приводила себя к роли исподволь. Сейчас легче — за 2-3 часа до спектакля прихожу, не торопясь почитаю текст, и мне этого достаточно.

— Снится ли вам сцена или роли? Играете ли вы во сне?

Ну, если только в кошмаре (смеется), где я на сцене, а вместо роли белый лист бумаги, как у нас говорят. Я могу, засыпая, проговаривать роль, но во сне — нет, не играю.

— У вас есть какая-либо добрая традиция перед выходом на сцену?

Да! Мы встаём в круг, берёмся за руки и, выдыхая, говорим: «С Богом!». В театре «У Никитских ворот» есть старые добрые капустники, когда мы все собираемся и «шутим на злобу дня». Иногда «злоба» бывает довольно жёсткой!

— У вас хоть раз в жизни был провал на сцене?

Каждая премьера — для меня полный провал. Пока я не вживусь в роль, пока не стану купаться в ней, я не буду спокойна. Однажды в мюзикле «MAMMA MIA» знаменитую фразу «Девочки, нам надо немножко поработать!» я произнесла как «Девочки, нам надо немножко пообедать!». В тот момент, мне показалось, что провал близко, но ничего, как-то выкрутились. Кстати, все было по Фрейду: я в этот день не успела именно пообедать, и подобных ситуаций случалось немало. Или, например, раз я вышла на сцену и забыла взять с собой реквизит — доллары. Я говорю: «Боб, я кое-что принесла для тебя», — а понимаю, что забыла их взять, поэтому переиначила и сказала: «Боб, я кое-что принесла для тебя, это находится вот в том большом чемодане». И так каждый раз, сочиняешь на ходу, и зрители даже не понимают, что есть «небольшие изменения», от которых «колются» партнёры и фанаты. Страшнее во время пения не попасть в ноту. Вот это настоящий провал. Тут уж никто и ничто не спасет.

— Довольны ли вы собой после спектакля? Существует ли некая «работа над ошибками»?

За всю мою актёрскую практику у меня не было ни одного спектакля, где я была бы довольна собой. И работа над ошибками — внутренняя, конечно, всегда присутствует. Но если это профессиональный проект, то там отслеживают, делают замечания, нужно ходить на уроки вокала и прочее. Не бывает такого, что сыграл спектакль и свободен. Всегда к себе остаются вопросы. Нет предела совершенству!

— Кроме спектаклей, вы активно принимаете участие в шоу («Алекс-шоу», «ABBA-Mia», «Галактика Бродвей – прим. ред). Чем отличается работа в таких проектах от работы в спектаклях?

Я пришла в театр из «Алекс-шоу» — очень известной команды, это была важная школа. Меня научили проживать жизнь не за целый спектакль, а всего лишь за один номер. Три минуты на то, чтобы «заразить» всех, создать атмосферу.

— У вас довольно насыщенный график. Откуда берете силы и энергию?                                              Если уж мне представилась возможность отдохнуть, то предпочитаю делать это в одиночестве. Семья – тоже работа: надо за всем и всеми следить, вовремя подать, вовремя убрать. Поэтому люблю путешествовать одна. Любой артист всегда одинок, но ему не бывает скучно с самим собой. Я так думаю. Но силы мне придает не это. Наверное, я трудоголик и без работы просто не могу. Я себе напоминаю белку в колесе: если она бежит, то, наверное, перед ней какой-то орешек, ее цель, то, что её стимулирует. Потом она может и забыть про него, но по инерции продолжает свой бег. Вот так и я.

— Как вы относитесь к своей популярности?

Я не считаю себя популярной, а то, что есть, особо не напрягает.

— А как у вас обстоят дела с кино?

Меня приглашали сниматься в фильме. Я должна была сыграть последнюю любовь Набокова. Но кино так и не сняли, поскольку не хватило денег. Пару раз, любопытства ради, я играла в сериалах, и мне очень не понравилось. Совершенно нет времени показать себя, подумать, куда встать, куда посмотреть, что сказать. Мало дублей, два раза сделали, и «до свидания». Будет стоящее предложение — не откажусь!

— Может быть, есть ещё какие-то несыгранные роли?

Конечно же, есть. Уже давно мечтаю об одной роли, все хожу вокруг нее, или это она за мной ходит-бродит. В своё время, начитавшись Шекспира, влюбилась в Беатриче из «Много шума из ничего». Очень хотелось бы сыграть ее, но эту пьесу, к сожалению, в нашем театре не ставят. А на самом деле, интересна любая роль, если она главная, чтобы было над чем работать, а не прозябать на сцене…

— Дни накануне круглой даты — время особое. Нет, ощущения, что нужно подвести определенные итоги? Успеть сделать что-то до заветного дня? Или день рождения для вас обычный день?

Если честно, то круглая дата для меня полная неожиданность. Потому что в динамике жизни моя природа не успела подготовиться к этому. И собственно никакого итога я подвести не могу, потому что чувствую, что все еще впереди, ведь меня по жизни кто-то ведёт…

P.S. Друзья, вы должны знать, что «круглую дату» Наталья Корецкая будет отмечать в своем родном театре у Никитских ворот. В этот день состоится бенефис актрисы. Она выйдет на сцену в роли обворожительной Мирандолины в одноименном спектакле. А в заключении вас ждет еще один сюрприз — небольшой неформальный концерт-капустник с участием звезд эстрады и мюзиклов. Вход по пригласительным, которые можно заказать по телефону: 8-910-402-97-57 у Валентины Баевой.

Начало в 19.00. Не опаздывайте!

Полина Чеботарь, Елена Омельченко 

Автор Admin | Posted in Без рубрики, Интервью | Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *