Дек. 06.

Интервью с Екатериной Гусевой после открытой репетиции мюзикла «Звуки музыки»

 24 ноября 2011 года

Московский Дворец Молодежи

no images were found

—  Что, на ваш взгляд, отличает «Звуки музыки» от других мюзиклов?                                                  Я думаю, любой музыкальный материал насколько разнообразный, настолько и сложный. На первый взгляд, «Звуки музыки» состоит из детских песенок. Но это только на первый. Самым сложным было освоить тирольское пение. Специалисты меня поймут: регистровый щелчок очень опасен для связок, когда ты поешь своим голосом и вдруг резко переходишь на верхние ноты. Даже у зрелых оперных певиц начинается ломаться голос. А тут это нужно делать специально. Поначалу я боялась: освоить такой прием я освою, а он потом начнет у меня выскакивать там, где это нужно и не нужно. Тирольское пение действительно опасно, но оказывается, это специальная техника, которой можно овладеть.

— Как Вы ее осваивали?

— У нас совершенно потрясающий музыкальный руководитель — уникальный Ротан Жавери. Он работал и в мюзикле «Красавица и чудовище». Ротан этой техникой владеет. И конечно, помогали детские песенки: «До — наш дом, наш милый дом…». Но ноту «до» вынь да положь в любом состоянии, неважно что, ты приехала с ночных съемок, простужена или больна…  Играючи возьми и спой. Раньше такие ноты я брала только на занятиях по вокалу.

— Что вы привнесли в характер Марии? Что вам в ней ближе всего?

Понятия не имею, я об этом не думала. Просто есть материал мне близкий, понятный. Во мне есть то, что можно выразить средствами, предлагаемым этим материалом. Роли все разные, приходится иногда себя ломать, что-то из себя вытаскивать. А тут я как рыба в воде.  Мне есть о чем рассказать и чем поделиться с окружающими.  Те истины, те ценности, которые спектакль несет и транслирует — они лично мои. Поэтому в спектакле я свободно себя чувствую.

— Смотрели вы другие постановки «Звуков музыки»? Как вы их оцениваете?

— Я видела фильм, но уже после премьеры мюзикла в Москве. Фильм замечательный. Но все-таки мы не кино переносим на сцену. Спектакль отличается от фильма.  Основная идея сохранена, просто подано все по-другому.

— По сюжету Барон фон Трапп и его семья сталкиваются со столькими препятствиями. Как Вы думаете, такое бывает только на сцене и в кино?                                                             — Это и есть жизнь. В театре и кино все почти всегда заканчивается хорошо.  В жизни, к сожалению, сложно сохранить и сберечь самое ценное и дорогое. Часто лодка разбивается о быт, о разные жизненные ситуации. В мюзикле зритель увидит, как может быть по-другому.  И эта история послужит хорошим примером.  «Звуки музыки» —  ведь не сказка, а история реальной семьи, живущей по сей день в Австрии, в семейном замке. Кстати, вы можете посетить его. Когда берешь в руки пьесу, читаешь ее и думаешь, что так не бывает: вдовец, семеро детей, будущая монахиня, которая в конечном счете не уходит в монастырь, а выходит замуж и становится настоящей матерью. Все кажется фантастикой. На самом деле это подлинная судьба людей.

 —  Вы волнуетесь перед премьерой?                     — Меня спасает только одно – тот факт, что на сцену выхожу не я, а Мария (смеется). А моя Мария — девушка отчаянная, смелая и ничего не боится. Она меня ведет и руководит мной, а я, в общем-то, слушаюсь, удивляюсь и заряжаюсь ее смелостью.                                                                                                        —  Ни для кого не секрет, Вы очень любите мюзиклы. Ваше участие в «Звуках музыки» — запланированное или спонтанное решение?

— Все лето я активно снималась в кино и вернулась в Москву в середине сентября, к открытию сезона в театре им. Моссовета. А здесь полным ходом шла работа над мюзиклом: уже состоялось несколько прогонов и открытых репетиций. Спектакль вовсю набирал обороты. Я себе представить не могла, что смогу ввестись. Для меня приглашение Дмитрия Богачева после премьеры, такое официальное и на камеру, было одним из тех предложений, от которого трудно, да и невозможно, отказаться. Ребята репетировали два месяца. У меня — всего 16 репетиций. Это, конечно, экстрим, но трудностей я не боюсь. Когда-то я вводилась на роль Марии Магдалины в спектакль «Иисус Христос — Суперзвезда», поэтому мне было не так сложно, как могло бы оказаться.  Вы знаете, что интересно: дети просто замучены, потому что их все учат. Их учат актерскому мастерству, у них уроки по вокалу, с ними занимаются балетмейстер, хореограф, хормейстер, режиссер… И вот, наконец, пришла Гусева, которая не знает ничего. И они начали учить меня, получая от этого колоссальное удовольствие. Я им очень признательна, они помогли мне освоить материал и войти в спектакль в такие кратчайшие сроки.

 — У вас не складывается впечатление, что мюзикл старомоден?

— Нет. Он о вечных семейных ценностях. Как он может быть старомоден? Я не пойму. Семья — моя религия, моя страна, моя родина. Семья — моя любовь. Я так живу. И счастлива, что есть в моей жизни спектакль о том же, и я могу об этом рассказать людям. Семья — самое ценное, что нужно беречь.

— В вашей жизни есть примеры, когда родители жертвовали собой ради детей?

— У меня мама всю жизнь занимается нами с сестрой, хотя мы уже не дети. Когда мы не хотели ходить в детский сад, она устроилась воспитательницей, чтобы быть рядом с нами. Когда мы пошли в школу, мама стала работать в этой школе кастеляншей. Она свою жизнь полностью посвятила нам. Мама у меня удивительный человек.

— В мюзикле вы поете о приятных мелочах (ария «Елка в гирляндах и шариках ярких…» — прим. ред). Что в своей жизни Вы назвали бы «приятными мелочами»?

— Бусы из янтаря, батончики «Рот Фронт», перышки из подушки (улыбается).

— Как вам удается совмещать работу в театре, съемки в кино и на телевидении, сольные концерты?

Просто грамотное планирование и распределение собственных сил. Как олимпиец на длинной дистанции. Мне очень дорого, что зритель оценил жанр мюзикла, и приятно, что я пригодилась. В «Звуках музыки» действительно можно сделать романтическую роль, ведь в мюзикле главный «спецэффект» — искренность. Я счастлива, что у меня есть возможность быть с этой семьей, с людьми, с которыми пройден такой путь. Здесь столько актеров из мюзиклов «Норд-Ост» и «Красавица и чудовище».  Например, с Наташей Быстровой мы делили роль  Белль. Теперь я, хоть и не так часто, как хотелось бы, буду играть Марию.  Я переполнена волнением и ожиданием. Мне нравится работать с детьми, потому что они учат меня правильно существовать на сцене. Они не умеют притворяться, они не владеют профессией, они настоящие, поэтому с ними очень сложно. Приходится забывать об актерском мастерстве и играть с ними в одну игру. Это огромный опыт. И я благодарна им.

фото Юрия Богомаза и Екатерины Литвиненко

 

 

Автор Admin | Posted in Интервью | Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Tagged: , , ,



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *