Фев. 27.

Алексей Байков о своей актерской судьбе и о царской доле в «Лукоморье».

Алексей Байков — один из известных российских молодых актёров, ставший популярным благодаря театральным ролям в московских мюзиклах «Лукоморье», «Остров Сокровищ» , «Баллада о маленьком сердце», «12 месяцев», «Снегурочка» и др. Корреспондент портала «Звезды мюзикла» расспросил Алексея о его планах, мечтах и о творческом кредо.

— Алексей, помните ли Вы, как и когда решили стать актёром, когда вы впервые встретились с театром?

С самого детства я был очень артистичным ребенком. Как и многие дети любил подражать. Я придумывал всевозможные творческие номера, пародии, сценки, в которые я вовлекал своих родных. И ни один семейный праздник уже не обходился без культурной программы от маленького Лёши. Не знаю, как гости… но я тогда считал это необходимым. Мама, видя мою любовь к музыке, отдала меня в музыкальную школу. А в третьем классе я самостоятельно записался в студию кукольного театра. Так, в этой театральной студии я впервые и познакомился с театральным искусством. Видимо, уже тогда я решил, что стану артистом.

Взрослея, мои интересы больше перешли в музыку. Я посвящал ей всё свободное время: пел, играл на фортепиано, писал песни… Однако, поступил в колледж (Колледж управления и сервиса «Стиль» г. Екатеринбург – прим. интервьюера), совсем не связанный с театральным и музыкальным искусством, но мечта стать артистом не покидала меня. Окончив колледж, я всё-таки собрался поступать в театральный институт в Екатеринбурге. Но волею судьбы ещё до вступительных экзаменов познакомился с Нонной Сергеевной Чхетиани, (Доцент кафедры эстрадно-джазового пения — прим. интервьюера), которую в тот год пригласили в Москву преподавать в институте современного искусства (ИСИ). И я отправился за ней, и зачислился на кафедру эстрадно-джазового пения. После 2-хлетнего обучения я решил, что мне не хватает актёрского образования, и поступил в ГИТИС в мастерскую Елены Юрьевны Шаниной (народная артистка России – прим. интервьюера).

-А как родители восприняли Ваше решение переехать из Екатеринбурга в Москву?

-Маму, конечно, это шокировало. Но я убедил её, что поступаю правильно, и она приняла моё решение. Я стал подрабатывать и параллельно учиться в двух Вузах.

Ещё на первом курсе ИСИ я попал в группу «Coffeetime». Мы занимались музыкой «а-капелла», это синтетический и очень интересный жанр. Это была настоящая творческая семья, в которой мы вместе сочиняли и исполняли музыку используя только свои голоса.

-Сколько же лет Вам тогда было?

-Тогда 19 лет. Это первый в моей творческой жизни проект с выходом на большую сцену. Затем я попал в свой первый мюзикл «Лукоморье». Первый и, наверное, самый любимый. Конечно, я очень переживал в тот момент, волновался, но все прошло хорошо. А в следующем году я получил главную роль в мюзикле «Остров сокровищ» (ПЦ Триумф). Никогда не забуду, как на премьере в одном из номеров у меня внезапно отключился микрофон, но я невозмутимо продолжил петь. И зрители стали поддерживать меня бурными аплодисментами. В тот момент я, наверное, впервые ощутил такую мощную поддержку зрительного зала. Такое ни с чем не сравнится.

— Когда Вы пришли в театр, какое представление было об актёрской профессии? Кому хотелось подражать? Кто был кумиром?

— У меня, безусловно, есть любимые актёры, у которых можно чему-то поучиться, но я никогда не имел какого-то кумира. Не знаю хорошо это или плохо.

-Тогда как Вы создаете свои образы? Сами или прислушиваетесь к словам и советам режиссёра? Много ли значит для Вас работа с режиссёром?

Самостоятельно – безусловно, но для меня очень важна работа с режиссёром. Мне доводилось работать со многими режиссёрами. И я могу сказать, что мне повезло работать с интересными, талантливыми людьми. Над ролью пианиста Леона в спектакле «Хор» ( Жан Ануй «Оркестр») мне помогал работать режиссёр Алексей Курганов. Мой персонаж, Леон – до крайней степени забитый и затравленный человек, единственный мужчина в эстрадном коллективе. Со всех сторон на него давят обстоятельства. Но в конце спектакля он внезапно срывается с цепи и кричит о том, что ему на всё наплевать, что всё это ему надоело, что вообще хочет другого. Здесь и появляется его тёмная дьявольская сторона. Эта роль очень важна для меня, в неё вложено много сил.

-А в «Лукоморье», в «Острове Сокровищ»?

— В «Острове сокровищ» я работал с режиссёром Аркадием Гевондовым. Он проходил со мной весь репетиционный период, поставил, на мой взгляд, очень хороший спектакль. Правда, потом режиссёры менялись. Спектакль и сам много раз частично менялся. В «Чудо-Юдо» я работал с режиссёром Иваном Стависским. Как только Иван Янович появился в проекте, сразу всё встало на свои места. Его видение моего персонажа Ивана-рыбака целиком совпадало с моим. В «Снежной королеве» я сотрудничал с режиссёром Владимиром Майсурадзе, у которого я многое для себя подчерпнул актёрски. Это бесценный опыт — работать с такими режиссёрами. Я считаю это большим преимуществом.

IMG_5176-коллаж

— Наш информ-портал освещал спектакли с Вашим участием. Расскажите немного о них и о своих героях (Баллада о маленьком сердце, Лукоморье, Остров сокровищ).

-Начнём с «Баллады о маленьком сердце» Там я играю Ангела. Нас там таких белокрылых — четверо. Это придумка режиссёра Нины Чусовой. Наша функция в этом спектакле состоит в том , что мы подсказываем детям, как правильно им поступить. Мы стараемся предохранить их от какой–либо беды. Так же в этом спектакле я выхожу в образе итальянца, который приехал со своей супругой в детский дом усыновить ребёнка.

В «Лукоморье» я играю Ивана Царевича – сказочного героя, доблестного богатыря, романтичного и при этом отважного рыцаря, который борется с обстоятельствами, со злыми персонажами, чтобы освободить украденную Кащеем Елену Прекрасную. Он встречается с бабой Ягой, которая вместе со своей внучкой хочет его накормить и потом съесть. Иван, конечно, догадывается об их намерениях и предлагает им взамен — хлеб. Этот хлеб и решает его судьбу, вечно голодная внучка наедается и бабушка Яга в благодарность дарит Царевичу меч булатный.

В мюзикле «Остров сокровищ» я играю Джима Хоккинса. В спектакль включена любовная линия, которой не было у Стивенсона. Для этого в сюжет введён дополнительный женский персонаж — Энни, племянница сквайра Треллони. Джим влюбляется в неё, и именно эта влюбленность, это

первое чувство, помогает ему справиться с пиратами и, в результате, потеряв даже все сокровища, обрести счастье. Спектакль и учит тому, что не в деньгах счастье, а в родных и близких людях.

-Так же у Вас есть и новые постановки? «Снежная королева» и «Хандра»?

-«Снежная Королева» — это музыкальный спектакль, написанный в стихотворной форме. Я там поочерёдно играю двух персонажей – Кая и Снеговика. Кай – молодой человек, которого похищает Снежная королева и пытается заморозить его душу. Но Кай всеми силами сопротивляется этому. Снеговик – заколдованный королевой юноша по имени Ганс. Характерный персонаж. Неуклюжий, боязливый, и очень смешной… Совсем не похожий на меня, но я очень люблю эту роль.

«Хандра» — интересная постановка по мотивам романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин». По жанру это довольно сложный спектакль, своего рода эксперимент. Сочетание драмы, поэзии, вокала и пластики, но не мюзикл. У каждого актёра в спектакле очень сложная партитура. Я исполняю роль Владимира Ленского. В отличии от классического прочтения, в этой постановке линия Владимира и Ольги выходит на первый план, а смерть Ленского является главным событием спектакля.

-А что помогает Вам вжиться в образы? И в комедийные и героические? Какие-то разные настрои бывают перед выходом на сцену?

— Непосредственно перед выходом на сцену настрой всегда один: действовать! А чтобы вжиться в образ иногда мне помогает костюм. Он рождает нужную форму, пластику, манеру. Но в первую очередь, это внутренний, душевный труд.

— Как складываются Ваши отношения с партнёрами? Везёт ли Вам с партнёрами по игре, есть ли взаимопонимание?

— Думаю, что везёт! Это очень здорово, когда партнёры по сцене видят и слышат друг друга. Это взаимодействие и рождает жизнь в спектакле. Актёрская профессия предполагает эмоции. А, если возникнет напряженная атмосфера в коллективе, то на сцене ничего хорошего не будет. Мне доводилось работать в разных коллективах. И, конечно, в них встречались люди, как приятные, так и нет. И порой приходилось быть толерантным.

-Алексей, мы знаем, что Вы участвовали во многих музыкальных фестивалях, много раз становились лауреатом, а в прошлом году стали членом жюри в конкурсе «Эстафета искусств — 2015» (Москва). Так что сложнее — выступать перед жюри самому или судить?

— Любой конкурс это сродни важному экзамену. Даже опытные исполнители, выступая перед членами жюри нервничают и их уверенность куда-то улетучивается. Но, как это ни странно, судить это тоже не просто, потому что на тебе большая ответственность. Я понимаю, что состояние и настроение члена жюри, может, порой неадекватно отразиться на ощущениях, и, соответственно, на оценке выступления. Поэтому старался, и, надеюсь, оценил всех по справедливости.

-А перед кем сложнее выступать? Перед взрослыми или перед детьми?

— Я не разделяю свои спектакли на детские и взрослые. Это в первую очередь — спектакль. Но, думаю, детей сложнее обмануть, сложнее удержать их внимание. В любом случае ты должен выкладываться, играть одинаково хорошо.

— Посещаете ли Вы спектакли/мюзиклы в других театрах? Какие из постановок произвели на Вас наибольшее впечатление? «Переключаетесь» ли Вы или смотрите спектакли глазами актёра?

— Когда посещаю мюзиклы, стараюсь смотреть, как зритель, просто получать удовольствие. Иногда мне это вполне удаётся. Вообще, слежу за успехами коллег в других мюзиклах, стараюсь ничего не пропускать. Посещаю также и драматические спектакли. Из недавно просмотренных могу выделить спектакли «Веселый солдат» в Губернском театре, «Сон в летнюю ночь» и «Школа жён» в театре Петра Фоменко.

— Были ли предложения сняться в кино?

— Предложения были. Но меня никогда не тянуло в кино, больше интересовала сцена. А в последнее время меня все чаще стали спрашивать: «Ты снимался в кино? Нет? А почему? Ты должен сниматься». И все чаще я и сам стал задумываться, а почему бы и нет? Может быть и стоит попробовать.

-Довольны ли Вы своей актёрской судьбой? Не жалеете ли о сделанном выборе? Будете ли продолжать работать в этой профессии всю жизнь?

— Не могу сказать, что я доволен. Знаете, вот бывает, что все хорошо и на этом успокоился. Нет, выбор я сделал правильный, но довольным быть на данный момент я не могу. И это хорошо – это вызывает стремление двигаться дальше к чему-то новому, к поиску себя, других черт, жанров. Как дальше сложится жизнь – не знаю. Но, мне кажется, моя профессия меня уже не отпустит никогда.

-Что, по Вашему мнению, надо делать молодому актёру, чтобы стать знаменитым или привлечь к себе внимание?

-А вот не знаю. Наверное, это быть собой и уметь пользоваться тем, что тебе дано от природы. Я сам пытаюсь этому научиться. Нужно найти внутри себя что-то, что будет только твоим, и суметь эту индивидуальность воплотить на сцене. Наверное, это и обратит на тебя внимание. И, безусловно, — быть профессионалом. В это понятие я вкладываю очень многое.

— Какие роли Вам хотелось бы ещё сыграть? Есть ли у Вас какая-то творческая мечта? Задумка? Идея?

— Бывает, рождаются в моей голове идеи создать что-то своё: например, вокальный ансамбль, а также спектакли по русским народным сказкам, чтобы знакомить детей с нашими истоками. А вообще, у меня нет такой черты, чтобы бороться за какую-то роль или за место в каком-то проекте. Я могу предложить себя, как актера и, если во мне заинтересуются, то я буду трудиться и сделаю всё, что от меня зависит.

-А верите ли Вы в судьбу?

-В судьбу я очень верю. Я уже говорил, что я собирался поступать в один ВУЗ, но волею судьбы оказался в другом институте, в другом городе и в другом обществе. Вряд ли бы я сам вдруг решил поехать в Москву и заняться этим. На самом деле я встретил очень важных людей для меня, именно здесь. Вообще, оглядываясь назад, я понимаю, что я ориентируюсь на знаки судьбы.

-Расскажите ещё про спектакль «Блуждающие звёзды», в котором Вас можно будет увидеть?

-Сейчас я работаю над ролью Лео Рафалеску в мюзикле «Блуждающие звёзды» в театре «Шалом». Но пока идёт работа и рано о чем-то говорить. Эта грустная романтическая история еврейских юноши и девушки, вынужденных принести свою любовь в жертву собственным артистическим талантам. Одна из наиболее интересных постановок московского театра «Шалом» под музыку Рацера и Журбина. Поэтому приглашаю всех его посетить!

-Большое спасибо, Алексей, что уделили нам внимание и ответили на вопросы для нашего портала. Удачных Вам ролей и творческого вдохновения. Наших же читателей приглашаем посетить спектакли и насладиться игрой Алексея на театральной сцене!

Интервью подготовила Гусева Наталья, фото Екатерины Литвиненко

ФОТОСЕССИЯ 

Фото со спектакля «Остров Сокровищ»

Автор Admin | Posted in Интервью | Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Tagged: , , , ,



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *